::: MagicKey.com.ua
магический ключ
магический ключ

Домовой

Домовой — один из значимых представителей домашних духов у славян. Оговорим сразу, что к нечисти домового можно относить лишь с очень большой долей условности. С нечистой силой его объединяют лишь самые общие черты: домовой, ц0 сути, есть «нежить», то есть ни дух, ни человек.

Представления о домашних духах сложились еще в до. христианские времена и были тесно связаны с культом пред- ков. Согласно языческой мифологии, в домового превращался после смерти основатель рода, первый устроитель домашнего очага. Под влиянием христианства домовых в некоторых мес­тах стали считать «домашними чертями». По некоторым пове­рьям, домовой, подобно всем нечистым духам, ходит в доме только ночью. Но при этом довольно часто встречаются уточ­нения, что домовой активен перед рассветом, когда другие не­чистые духи уже исчезают, и в отличие от нечистой силы домо­вой не боится первого крика петуха, креста, освященной еды, Божьего имени и других сакральных предметов.

В народных поверьях домовой имел множество различ­ных названий. Некоторые из них могли указывать на его мес­топребывание (хлевник, под печник, избной) или на характер и основные занятия (хозяин); иногда в названии домового ото­бражалось доброжелательное отношение к людям (доброхот, доброхотушко) или осмысление домового как старшего в доме, невидимого хозяина (большак). Иногда за его своеобразный соседский статус его называли суседка. В имени домового на­шли отражение и некоторые его привычки (за обычай жить в тепле и уюте — жировик; за то, что иногда прилизывает спя­щим людям волосы, — лизун; за то, что временами давит и душит спящих, — гнетка, гнеток, намнойу выдавило).

В то же время названия типа жировой черт, лихой под­черкивают его принадлежность к разряду демонологических существ, к нечистой силе.

Домового обычно представляли в виде человека, часто на одно лицо с хозяином дома. Голос и привычки домового обыч­но бывают похожи на голос и привычки одного из прадедов.

Также он мог показаться небольшим стариком с лицом, заросшим белыми волосами, или же малорослым старичком» с головы ДО пят покрытым косматой шерстью. Причем в народе полагали, что чем мохнатее домовой, тем в доме больше достатка.

В некоторых местах его описывали как маленького старичка с большой седой бородой, очень неповоротливого (поэто­му всякий может увидеть его темной ночью до вторых пету­хов). Он всегда ходит босиком, так как мороза не боится.

Иногда считали, что по внешнему облику домовой бли­зок к черту: он черный, холодный, у него чуть заметные рога и подогнутый еле заметный хвост, не хватает одного уха (за что его иногда называли « корноухим ») и так далее.

Повсюду считалось, что домовой обязательно есть в каж­дом доме, при этом в каждой избе живет только один, «свой», домовой. Домовые, по народным представлениям, распоряжа­ются только тем домом, в котором живут, и обычно не вторга­ются в чужие, занятые другими домовыми дома.

Считалось, что без приглашения домовой не покинет ста­рого дома. Если же хозяин не позовет с собой домового, то на новом месте не будет водиться скотина и ни в каких делах не будет ладу. Считалось также, что если прежний домовой оста­нется на старом месте, а в дом вместе с новыми хозяевами все­лится новый домовой, то домовые будут между собой драться и в доме все пойдет вкривь и вкось. Прежний домовой будет мстить как бывшему, так и новому хозяину дома: у старых хозяев пе­реведет всю скотину на новом месте, а новых хозяев будет щи­пать по ночам до синяков или швырять в них чем попало, ду­шить их и скот, разбрасывать или прятать ночью разные вещи, словом, выживать их из дому.

Притом, что домовой заведует всем хозяйством, у него есть излюбленное место обитания — печь. В некоторых местах жилищем домового считали темные углы, подвал или подпо­лье, порог, верх потолка, чердак, а также хлев.

Домовой ходит по всему двору, но спит рядом с хозяином на печи. Тесная связь домового с печью — сакральным центром Дома — объясняется тем, что с ней издавна были связаны и мертвые предки (традиционное их местопребывание в доме — подпечье, запечье, печь, очаг).

Иногда также считали, что если во дворе есть лошади, то домовой живет вместе с ними в конюшне или в сенном сарае.

Подобно любой нечистой силе домовые способны к обо- ротничеству и могут принимать вид дымчатой кошки, гадюки или ужа, мыши, крысы, собаки, ласки, лягушки, петуха, бел­ки, серого барана, коровы, свиньи, ягненка, черного зайца. До­мовой также может принять вид прыгающего мешка с хлебом или кормом, кома снега, соломенной копны или клубка шер­сти.

По некоторым поверьям, домовой иногда принимает и разные фантастические облики, например медведя с челове­ческими ступнями и головой, змеи с головой петуха. Однако наиболее традиционен для домового облик кошки (кот в не­которых поверьях — «родственник домового»), змеи или лас­ки. Кроме того, домового иногда можно увидеть в облике, весь­ма схожем с обликом хозяина дома или кого-либо из домочад­цев. Правда, иногда считалось, что, принимая человеческий вид, он не может спрятать своих лошадиных ушей. Также верили, что домовой по ночам ходит к женам и вдовам, тоску­ющим по своим умершим или отсутствующим мужьям, при­нимая их облик.

В целом же большую часть времени домовой остается не­видимым, а увидеть его можно лишь по его желанию или не­вольно, мельком. Иногда способность домового становиться невидимым объясняли тем, что у него имеется шапка-неви- димка.

Домового повсюду считали «вещуном» и верили, что он предсказывает счастье или беду домочадцам. Основные приме­ты, связанные с домовым, можно свести к следующим:

♦          к беде домовой стонет, охает и плачет под печкой или в переднем углу подпола и непременно басом: «Ух, ух, к худу»;

♦          желая известить о чем-то хозяев, он стучит, ходит, во­зится под полом и на чердаке;

♦          перед смертью хозяина воет ночью1;

♦             к радости, добру играет песни и скачет, смеется;

♦             к свадьбе крякает, играет на гребенке;

♦             если домовой у трубы на крыше « заиграет в заслонку» — будет суд из-за какого-нибудь дела и обиды;

♦если гремит посудой или стучит в окно — следует опа­саться пожара;

♦             если ночью дергает женщину за волосы — ей нужно опа­саться споров с мужем;

♦если ночью домовой гладит мохнатой рукой — к богат­ству, теплой — к добру вообще, а холодной или шершавой, как щетка, — «к худу»;

I если наваливается на спящего и давит на грудь — к каким-либо событиям. Если человек, проснувшись, спросит: «К худу или к добру?» — домовой ответит человеческим го­лосом;

♦             если вдруг начинает слишком усердно ухаживать за ско­тиной — к падежу;

 перед смертью хозяина домовой иногда принимает его облик, садится на его место, делает его работу, надевает его шапку (поэтому в некоторых местах считалось, что увидеть домового в шапке — самый дурной знак);

♦перед смертью кого-либо из домочадцев домовой пока­зывается в облике хозяина дома или умершего предка, старше­го в семье человека;

♦ домовой может показываться в облике того человека, которому суждено умереть1, и видеть домового — своего двой­ника 4- может лишь тот человек, которому грозит несчастье: если домовой-двойник идет сзади него, то ему грозит беда; если же домовой идет впереди него, то человек вскоре умрет.

Если обитатели дома хозяйственны и трудолюбивы, то домовой во всем помогает им, заботится о скоте и всячески выражает хозяевам свое расположение. Особые знаки внима­ния со стороны домового могли выражаться и в том, что ста­рикам он по ночам заплетал косичкой бороды, а женщинам — волосы.

Но если хозяева чем-то не угодили ему, домовой шумит и проказничает в доме: стаскивает и сваливает ворохом все, что попадется (одежду, домашнюю утварь), аукает во дворе, гре­мит посудой, дразнит домашних животных. Обычно домовой ходит бесшумно, но иногда расхаживает по дому, шаркая или топая, стуча, гремя, хлопая дверьми. Иногда он начинает воз­ню, но это бывает только ночью, обычно в подполье, в чулане или на чердаке. Сердясь, домовой бросает чем попало со страш­ным стуком, но при этом никогда не попадает в человека.

Если домовой не любит хозяев, то может напускать в дом крыс, мышей, выживая людей из дома. По народному убежде­нию, если в семье часто бывают покойники, то это означает, что «хозяинушко не любит живущих».

Иногда домовой наваливается на спящих, давит им на грудь, но обычно не душит до смерти, при этом иногда счита­лось, что домовой чаще тревожит гостей, чем домочадцев. В некоторых местах, однако, полагали, что когда ночью что-то душит, давит на грудь, это на человека «нашла тень домово­го»^ сам домовой не смеет подойти к крещеному человеку.

Верили также, что домовой, если он сердит, может ста­щить хозяина с печки на пол и душить его сеном. Кроме того, домовой, по поверьям, иногда щиплется по ночам (чаще всего щиплет женщин за грудь), отчего остаются синяки. Однако полагали, что синяки, оставляемые на теле домовым, обычно не болят и скоро проходят.

В некоторых местах злому влиянию домового приписы­вались и болезни, «немочи». В частности, домовой невидимо расхаживает по избе, и человек, нечаянно попавший на его «дорогу» (то есть совершивший «переход»), может тяжело за­болеть.

Считалось, что домовой часто досаждает крикливым и бестолковым бабам.

Если он невзлюбит какой-либо скот, особенно лошадь, то станет всячески мучить несчастное животное. Если хозяин вовремя не продаст не полюбившуюся лошадь, то домовой за­гоняет ее до того, что она превратится в заморенную клячу. Поэтому было придумано множество способов, чтобы угодить домовому, тем самым защитив животных от его козней.

Для того чтобы лошадь (или скотина вообще) пришлась

^ «ко двору», она должна быть той масти, которая нравится до­мовому. Эту масть можно узнать по голубям, обитающим во $ дворе (какой цвет у большего числа голубей, таковы и предпочтения домового), а также по цвету домашней ласки. А еще в доме желательно держать и котов той масти, которая угодна домовому.

 

Домовой не терпит сорок, даже мертвых, поэтому для того, чтобы он не вредил скоту, на конюшне или в хлеву подвешива­ют убитую сороку. Надо заметить, что эта мера отпугивает до­мового от помещения, где находится скот, и животные не только застрахованы от его проказ, но и одновременно лишены его опеки. Поэтому прежде чем прибегнуть к данному методу, стоит сначала попытаться задобрить домового или приобрести животных той масти, которая ему по нраву.          Для усмирения домового в некоторых местах зарывали под жильем череп козла, а также помещали на конюшне медвежью голову, окуривали дом и двор медвежьей или верблюжьей шерстью.

Чтобы домовой полюбил купленное животное и оберегал , его, во все четыре угла хлева нужно класть посоленные ломти э хлеба со словами: «Хозяин-хозяюшко, вот тебе хлеб да соль,  да добрый живот: пой да корми, да нас животом дари ». К защитным действиям от домового причислялись и спо­собы установить с ним положительный контакт, попросту го­воря, задобрить его. Чтобы наладить отношения с домовым, очень часто прибегают к самому настоящему подкупу своенравного домашнего Духа. Подарки или угощение лучше всего оставлять у печи, в Углах, в хлеву под яслями. Считается, что самыми приятными дарами для домового являются хлеб с солью или блины, каша (иногда круто посоленная), яйца, нюхательный табак, цвет­ные лоскутки или блестки, старинные монеты с изображением лошади и овечья шерсть.

 

Хорошим средством установить добрые отношения с до­мовым является его «кормление» по большим праздникам.

 

На заговены (последний день перед постом, когда разре­шается есть скоромное), а также в разговенье (первый день после

поста) обязательно надо оставить «хозяину» на ночь стол на­крытым, а часть кушаний вынести на скотный двор и поста­вить на топор, врубленный плашмя в левый столб ворот, со словами: «Хозяинушка, батюшка, хлеб-соль прими, скотинку води».

 

Также перед всяким большим праздником желательно оставить домовому у печи самую лучшую пищу, приговаривая: «На, хозяин, угостися куском с пирожком». Если домовой тро­нет эту пищу, то в доме будет все ладно и благополучно, а если не съест, значит, сердится и его надо чем-то задобрить.

 

На Пасху в некоторых местностях с домовым «христосу­ются»: кладут крашеное яйцо в блюдечко со словами «Дворо­вый батюшка, дворовая матушка со своими малыми детуш­ками, Христос воскресе!»

 

Ну а в целом, чтобы «покормить» домового, не обяза­тельно дожидаться больших праздников — достаточно и в обычные дни оставлять на столе остатки ужина («харч для домового»).

 

Для задабривания домового было важно угощать его в особые дни, особенно на Ефрема Сирина (10 февраля/28 янва­ря ст. ст.) — в этот день справляются «именины домового», и именинника надо «закармливать» пшенной кашей с медом, сваренной на молоке. Угощение оставляют на загнетке печи с просьбой беречь скот; в день Иоанна Лествичника (12 апреля/ 30 марта ст. ст.) домовой, по народному убеждению, празднует наступление весны, и ему в качестве угощения предлагают пи­роги или блины домовой шалит и бесится перед Петровым днем (12 июля/29 июня ст. ст.) — чтобы уберечь себя от небезобид­ных шалостей домового, его надо задабривать кашей или по­дарками.

Существовал целый ряд действий, направленных на пере­мещение домового. Например, при переезде в новый дом необхо­димо взять первую ковригу хлеба или пирог, испеченный в но­вом доме, перед полуночью вынести ее во двор и, обратившись к востоку, позвать: «Хозяин, пожалуйте ко мне на новоселье!* После этого хлеб вместе с солью оставить на ночь на столе. Если все это утром будет тронуто, значит, домовой явился.

Другой вариант — набрать в горшок немного горящих углей из старой печки со словами: «Домовой, домовой, не оста­вайся тут, а иди с нашей семьей», «Дедушка, соседушка, иди к нам» • В некоторых местах этот обряд выглядит несколько ина­че—в новый дом входят с кошкой или поленом, приглашая домовых: «Хозяин с хозяюшкой, спасибо большое, а в новый дом пожалуйте вместе, на веселое житье».

Хозяин, обретающий самостоятельность, должен забрать из старого дома в новый своего домового. Для этого ему нужно прийти на двор, на то место, где стоит скотина, которая дана ему «в надел», взять эту скотину и поклониться тому месту три раза, при каждом поклоне приговаривая: «Батюшко домовой мой, иди со мной, ваш оставайся здесь».

При сносе старого дома обязательно надо было взять ико­ну, хлеб и «вызвать» домового: «Батюшка домовой, выходи домой». Согласно поверьям, если домового не вызвать, он ос­танется на развалинах и будет пугать по ночам своим криком и плачем, жаловаться, что «ему притулиться негде», пока хозя­ева не позовут его в новый дом.

Кроме всех этих действий, для того чтобы уберечь себя от козней домового, необходимо было соблюдать целый ряд раз­личных запретов и предписаний:

♦              хозяева, идя в хлев, прежде чем открыть дверь и войти, должны предупредить домового покашливанием, а заходя в хлев, не разговаривать, чтобы не помешать домовому;

♦женщины не должны ходить простоволосыми, чтобы не сердить домового;

♦принеся в дом дрова, нельзя бросать их с размаху на пол, так как домовой этого очень не любит;

♦если хозяин уходит из дома, то печь нужно загоражи­вать ухватом или заслонять заслонкой, чтобы домовой не ушел

Вместе с ним;

♦              в доме, где есть некрещеный ребенок, нельзя гасить огонь ночью, а то «хозяин» заберет его к себе;

♦              всех животных, в образе которых мог появляться домовои, запрещено убивать в пределах дома и двора: это могло привести падежу скота и даже смерти людей;

♦ чтобы избежать неприятностей, рассердив домового женщины соблюдали запрет в ночное время работать или кормить ребенка, ложиться спать без ужина;

♦ домовой любит мир и согласие в семье, поэтому, чтобы избежать его недоброжелательства, нельзя ругаться дома и во дворе.

♦           Иногда для того чтобы установить отношения с домовым, необходимо было его увидеть. Для этого существовало несколь­ко способов. Например, спуститься на третью ступень лестни­цы, ведущей в подполье или на двор, и глянуть промеж ног. Также домового можно увидеть через хомут или через борону. Делать это надо ночью или в предрассветные часы, когда он хозяйничает в доме или на дворе. Другой вариант — слепить из чистого воска свечу такого размера, чтобы она могла простоять в Страстную пятницу у страстей, а в субботу и в воскресенье — у заутрени. Согласно поверью, если между заутреней и обедней в Светлое воскресенье зажечь эту свечу и идти с ней домой, пря­мо в хлев или коровник, то можно увидеть «дедушку», кото­рый сидит, притаившись в углу, и не смеет тронуться с места. Тут с ним можно и поговорить.

♦           Кроме того, рекомендовалось в Светлое воскресенье на­деть на себя все новое, помазать голову маслом, взятым от семи перводойных коров, идти в церковь и там во время службы ог­лянуться: домовой покажется в своем настоящем виде и погро­зит пальцем (отчего человек, увидевший домового, заболеет на шесть недель).

♦           Ко всем вышеописанным способам прибегали очень ред­ко из страха потревожить домового и тем навлечь на себя его гнев. Весьма распространенным было мнение, что не следует вообще стараться увидеть домового, так как он не любит любо­пытных и может рассердиться — столкнуть в погреб или сбро­сить с лестницы либо с сеновала, начнет по ночам душить спя­щего, бить посуду или мучить скот. Иногда даже верили, что увидевший домового умрет или онемеет, либо будет долго бо­леть. В некоторых местах советовали даже не выходить из дома на шум, если при этом не лают собаки (друзья домового), так как в этом случае шум, скорее всего, производит домовой, ко­торого в это время не следует беспокоить.

 

советы по зашите от домового

♦           Зашита животных от козней домового (вариант 1)

♦           Если домовой мучит скотину, то защитить животных можно при помощи дегтя: надо намазать им хребты коров, коз итак далее, а также углы в хлеву.

♦           Зашита животных от козней домового (вариант 2)

♦           Ежедневно на протяжении недели хозяева должны лить во все углы хлева молоко, причем делать это надо перед наступ­лением сумерек.

♦           Зашита от нападения домового

♦           В случае если домовой наваливается на человека и душит, стоит только позвать: « Крестная!», и он тут же пропадет. Дру­гим действенным средством отогнать «гнетку» повсеместно считается матерная брань.

♦           Зашита от чужого домового (вариант 1)

♦           Чтобы уберечь дом от проникновения чужого домового, следует воткнуть над воротами чертополох. Иногда это расте­те также кладут под порог и на подоконники.

♦           Зашита от чужого домового (вариант 2)

Для того чтобы прогнать чужих домовых, хозяин дол­жен выйти во двор и новой метлой хлестать по всем стенам Дома, где слышится шум, приговаривая: «Бей наш чужого» или «Постой-ка, дедушка домовой, я те помогу». После это го «свой» домовой быстро победит «чужого», и тот покинет двор.

Зашита от чужого ломового (вариант 3}

Оставленного или напущенного чужого домового или сво­его, но сильно разгулявшегося, можно усмирить при помощи новой плетки с тремя хвостами или нового веника — ими нуж­но бить по стенам хлева и дома, сопровождая эти действия «уг­розами» в адрес разбушевавшегося духа.

Зашита от чужого домового (вариант 4)

Чужого домового, мешающего жить, можно выгнать, водя внутри дома по углам штанами, принадлежащими стар­шему мужчине в семье. Согласно поверьям, домовой должен уйти после проведения этого простого ритуала.

Простой способ выгнать расшалившегося домового ив комнаты

Повесить на стену зеркало, а если есть возможность — поставить еще маленькие зеркала по разным углам комнаты.

Простой способ усмирить домового

Чтобы усмирить расшалившегося не на шутку домового, необходимо над входной дверью воткнуть нож. А если домовой расшалился в амбаре или хлеве, воткнуть в землю вилы.

Способ попросить помощи у домового (вариант 1)

Если у вас случилось несчастье, обратитесь к домовому, и он обязательно поможет.

Способ попросить помощи у домового (вариант 2)

Встаньте до рассвета на следующий день после Пасхи. Возьмите свечу от пасхальной заутрени и освященное яйцо. Пе­рекреститесь поочередно свечой и яйцом, каждый раз пригова­ривая: «Дядюшка домовой, дядюшка дворовой, приходи ко мне на свет от свечи! На свет от свечи, что высвятила яйцо да пас­хальные куличи. Приходи ко мне таков, как есть сам, я тебе яичко Христово дам. Пособи, помоги (называйте свою самую волнующую проблему), от моего дома, от моего двора, от моей семьи, от меня отведи беду-злосчастье. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь!» Свечу не тушите — дайте ей самой дого­реть. Освященное яйцо оставьте за печкой. Утром скормите жи­вотным (лучше беспризорным).

Молитва, защищающая от нечистой силы (вариант!)

Только в Боге успокаивается душа моя: от Него спасение мое. Только Он — твердыня моя, спасение мое, убежище мое: не поколеблюсь более. Доколе вы будете налегать на человека? Выбудете низринуты, все вы, как наклонившаяся стена, как Рада пошатнувшаяся. Они задумали свергнуть его с высоты, прибегли ко лжи; устами благословляют, а в сердце своем клянут. Только в Боге успокаивайся, душа моя! ибо на Него моя. Только Он — твердыня моя и спасение мое, убежи- мое: не поколеблюсь. В Боге спасение мое и слава моя; *Фепостьсилы моей и упование мое в Боге. Народ! надейтесь на его Во всякое время; изливайте пред Ним сердце ваше: Бог нам прибежище. Сыны человеческие — только суета; сыны мужей — ложь; если положить их на весы, все они вместе легче пустоты. Не надейтесь на грабительство и не тщеславьтесь хи­щением; когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца. Однажды сказал Бог, и дважды слышал я это, что сила у Бога, и у Тебя, Господи, милость, ибо Ты воздаешь каждому по делам его. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. И ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Молитва, защищающая от нечистой силы (вариант 2)

Ты слышишь молитву; к Тебе прибегает всякая плоть. Дела беззаконий превозмогают меня; Ты очистишь преступле­ния наши. Блажен, кого Ты избрал и приблизил, чтобы он жил во дворах Твоих. Насытимся благами дома Твоего, святаго хра­ма Твоего. Страшный в правосудии, услышь нас, Боже Спаси­тель наш, упование всех концов земли и находящихся в море далеко, поставивший горы силою Своею, препоясанный могу­ществом, укрощающий шум морей, шум волн их и мятеж на­родов! И убоятся знамений Твоих живущие на пределах земли. Утро и вечер возбудишь к славе Твоей. Ты посещаешь землю и утоляешь жажду ее, обильно обогащаешь ее: поток Божий по­лон воды; Ты приготовляешь хлеб, ибо так устроил ее; напоя- ешь борозды ее, уравниваешь глыбы ее, размягчаешь ее капля­ми дождя, благословляешь произрастания ее; венчаешь лето благости Твоей, и стези Твои источают тук, источают на пус­тынные пажити, и холмы препоясываются радостью; луга оде­ваются стадами, и долины покрываются хлебом, восклицают и поют. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. И ныне, и при­сно, и во веки веков. Аминь.


       

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.