::: MagicKey.com.ua
магический ключ
магический ключ

Непридуманные истории о домовом

Специалисты по паранормальным явлениям уверя­ют, что домового можно приманить и в городскую квар­тиру.

Для этого необходимо отправиться в какую-нибудь деревню, там найти заброшенный дом, где «забыли» до­мового. Перед домом следует на белой скатерти рассте­лить угощение, а затем часок-другой посидеть и подо­ждать, мысленно призывая «дедушку».

Если все правильно, то вы обязательно почувствуете его присутствие. Тогда надо попросить домового пойти с вами в новое жилище, где на кухне его поджидает уже накрытый стол.

Но все-таки лучше не экспериментировать, потому что случалось, что вместо помощника и покровителя семьи — домового — в квартиру вселялся бес. И тогда нее шло кувырком. Сами собой загорались вещи, явля­лись привидения и происходили всякие другие непри­ятности.

Деревенский домовой

Как-то раз бабушка поведала мне одну заниматель­ную историю. Каждое лето ее маленькая соседка Свет­лана со своими родителями путешествовала по разным странам. Казалось, что она уже объездила весь мир, бла­го это позволяло материальное положение семьи. А вот в деревне-то у бабули своей уже пять лет не была. Реши­ли мама и папа отправить Свету к бабушке. Вначале де­вочка этого не хотела: «Не привыкла я к коровам, козам и курам!» Плакала она по дороге в деревню, но делать нечего, родители были неумолимы. И вот уже малень­кая, добродушного вида старушка Душа расцеловыва­ет Свету и хлопочет, чтобы внучка была всем довольна. Не нравилась девочке деревенская жизнь: днем мухи, комары, а по ночам мыши скребутся в подполье да спать не дают. Надоело это ей, и однажды устроила она бабе Луше форменный скандал — мол, отправляй меня до­мой, и все! Бабушка ничего не ответила, только всплакнула. Плохо спала в ту ночь девочка, ворочалась, воро­чалась с боку на бок, а уснуть не могла. Вдруг дверь в комнату заскрипела и приоткрылась.

—  «Это ветер!» — мысленно успокаивала себя Светла­на. Но тут послышались тихие быстрые шаги. Девочка зажмурилась: «Наверно, это кошка!» Открыв глаза, ус­пела заметить, что дверь открылась сама по себе. Всю ночь не спала Светлана, слушая, как в углу кто-то или что-то скреблось и издавало звуки, чем-то похожие на ворчание старика. Как только рассвело, Светланка тут же вскочила с постели и побежала к бабушке. Бабушка, у нас кто-то в доме завелся! — закрича­ла она, увидев бабулю. Подбежала к ней и скороговор­кой, захлебываясь от возбуждения, рассказала всю ис­торию этой ночи.

— Ну, а чего ты испугалась? Это, видать, был наш до­мовой. Пришел с тобой познакомиться. А раз ворчал, стало, недоволен был. — Светлана удивленно округли­ла глаза:

—  О чем ты говоришь, бабушка! О домовом? Я уже выросла из детских сказок, я не верю в такую чушь! — Бабушка нахмурилась и, не дав договорить, строго про­изнесла:

—  Это существо телесное и бестелесное! И наделено оно характером человеческим. Как обидеться может, так и другом стать хорошим. Летом он вообще-то в бане жи­вет, зимой — за нашей печкой. Почему к тебе пришел, сама не знаю. Наверно, подружиться хотел, потому что видит же, что плохо тебе здесь.

—              Ну, проверим, что это за существо телесное-бестелесное! — пробормотала девочка, ложась в этот вечер спать. Опять всю ночь не могла уснуть. Только теперь из-за любопытства. Но вот на улице уже посветлело, пе­тухи давно пропели, а «ночной гость» Светлану так и не посетил. Несколько следующих ночей тоже прошли тихо. «Видно, не придется домового еще раз увидеть, все. Завтра еду в город», — уже в полусне в последнюю ночь думала Светлана. Ёдруг дверь опять скрипнула. Девочка вздрогнула. Снова зажмурилась. Знакомые шаги. Опять появилось ощущение присутствия в ком­нате еще кого-то. Отчего-то вдруг Света разозлилась, привстала на кровати и заговорила зловещим шепотом в темноту:

— Эй ты, полтергейст, выходи оттуда, пошел прочь из моей комнаты! Не боюсь я тебя! — Мгновение спустя Светлана почувствовала около кровати чье-то дыхание. А еще через секунду по свисающему с постели одеялу кто-то вдруг стал карабкаться вверх. Первая реакция — стряхнуть это что-то с одеяла, что Светланка и не пре­минула сделать. Послышался глухой удар, как будто об пол мячиком, и быстрые шаги зазвучали уже где-то за дверью. Утром Свету ожидал еще один сюрприз. Вышла она на кухню, а там полнейший беспорядок. Все тарел­ки разбиты, ложки под столом валяются, вода по полу разлита.

—  Видно, рассвирепел ночью хозяюшка наш, — с эти­ми словами баба Лукерья обернулась и посмотрела на за­стывшую от ужаса внучку. Света стояла как вкопанная еще минуту и наблюдала, как бабушка собирает ложки из-под стола. А потом, словно очнувшись, спросила:

—   Какой «хозяюшка»?

—  Понятно какой, Тот, что дом наш сторожит, от чер­тей спасает, скотину бережет, помогает мне во многом.

—  От кого спасает? — переспросила в изумлении Све­та. Баба Луша улыбнулась:

—   Да ты не бойся его, Светочка! Ты, видно, ему на­грубила, а так нельзя. Он добрый да ласковый, домовой- то наш. И с ним ласково надо.

—  Него «полтергейстом» назвала... — призналась де­вочка, — а потом с кровати скинула.

—  Ах вот оно что! Помириться тебе с ним надо. Я тебя научу. Он, как и все мы, любит радушный прием. — Светлана решила остаться еще у бабушки. Перед тем как ложиться спать, она, по научению бабули, положила в угол, куда приходил домовой, хлеб, монету, цветные лос­кутки и поставила кружку с молоком. Всю ночь сидела она на кровати и ждала прихода то ли человека, то ли зве­ря, то ли духа — домового. И он не явился ни в эту ночь, ни на следующий день, ни через неделю. Баба Луша толь­ко качала головой: мол, сама виновата. А Светлану все больше и больше разбирало любопытство: что же это за существо с характером? Однажды утром девочка заме­тила, что кружка с молоком, которая только вчера'была поставлена, пуста, хлеб надкусан по краям, ни лоскут­ков, ни монетки нет. Света обрадовалась и побежала к бабушке рассказывать новость.

—             Но почему же я не слышала, как он пришел, бабу­ля? — спросила внучка

—   А ты крепко сегодня спала? — поинтересовалась баба Лукерья. Девочка кивнула.

—  Значит, берег он твой сон сегодня. — С тех пор каж­дый раз перед сном Светлана звала домового. Называла его «хозяином», милым дедушкой», «домоседушкой». И приходил к ней тот, кого звала она. Сядет в уголок и тихонечко, еле слышно, напевает какую-то странную, наверное, очень старую мелодию, а девочка под нее и засыпает. А иной раз казалось ей, что чья-то мягкая лапа гладит ее по волосам, укрывает теплее одеялом. А по­том ложится возле ее постели и сопит да похрапывает.

— Погостила, и хватит! Так и быть, заберем мы тебя отсюда, — сказал папа.

— Мы тебе путевку в лагерь на юг купили. Завтра уез­жаем в город! — добавила мама. Однако особой радости удочери не было. Родители переглянулись.

— Ты не хочешь ехать? — удивился папа.

— Почему же... — безразлично ответила Света.

— В чем же проблема? — поинтересовались родители.

—  В лагере будет скучно, потому что там нет домо­вых! Домовых нет! — сказала Света и пошла собирать свои вещи. Ночью девочка мало спала. Все прощалась с домовым. Проснулась она очень рано. Солнце только- только начало подниматься из-за горизонта. В комнате было еще довольно темно. Вдруг девочка вздрогнула. В углу она заметила маленькую фигурку будто бы кро­шечного старичка. Девочка сумела разглядеть лицо. По его морщинистой щеке, казалось, текли слезы. Он подо­шел к ней и протянул руку, густо покрытую шерстью... Вдруг дверь заскрипела, и в комнату зашла бабушка. Ко­ротышка моментально исчез.

— Проснулась, внучка? А я будить тебя пришла!' — сказала бабушка, не подозревая, что только что Света рассталась с самым загадочным другом на свете.

Как я увидела домового

Прошлой зимой понесла на чердак старую кухонную утварь и стала ее на стеллажах расставлять, как вдруг с верхней полки что-то упало.

Мои родители были иртмжпми, ничего о них не слышали и очень радовались, что нашли хоро­шее жилье за малую цену. Через неделю, когда отец был на ночном дежурстве, а мама была дома одна, поздно ночью она услышала шаги в соседней комнате. 10й стало так страшно, что она не могла даже по шевелиться, лежа на кровати. Вот как она об этом рассказывает: «Я за­крыла дверь на два замка и крючок. Неужели кто-то чу­жой смог пробраться в дом? Кто о го, вор? Комнаты в доме были проходные. Из зала в спальню дверей не было, и я повесила покрывало. Глаза мои были устремлены на дверной проем, словно я могла заглянуть в зал, откуда доносились шаги. Вдруг покрывало разорвалось попо­лам, и в комнату заглянула страшная волосатая рожа со скалящимися зубами и горящими как угли глазами. Я хотела перекрестить двери, но не смогла этого сделать. Тогда решила перекреститься сама, однако руки были словно одеревенелыми и отказывались шевелиться. В памяти возникла молитва «Отче наш», и я стала чи­тать ее про себя. После того как прочитала молитву трижды, попробовала перекреститься. Рука с трудом со­гнулась в локте, но отказывалась подняться до лба. Тог­да, хотя и с огромным усилием, попыталась наклонить голову к руке. Это удалось. Первый раз я перекрести­лась с большим трудом. А вот второй раз было легче, а третий — совсем уж легко. Мысленно прошла Господа Bora не оставить ее, защитить от нечистой силы. Проси­ла прощения за все грехи, совершенные мною. Затем пе­рекрестила дверной проем, и страшное существо исчез­ло. Сердце бешено колотилось, и я решила, что не усну до утра. Однако как только слегка успокоилась, глаза

сами закрылись.

Утром пришел муж, стучал в закрытые двери. Но я спала «мертвым сном» и ничего не слышала. В отчаянне он решил, что со мной случилась беда. И, выставив ' окно, залез в дом. Когда зашел в спальню, я приподнялась на постели и посмотрела на мужа отсутствующим взглядом. Гот стал тормошить меня, расспрашивать. Постепенно взгляд осознанным. Я обняла мужа и за­плакала. «Что с тобой, приснился дурной сон?» — Спро­сил он. «Наверное, да», — ответила я, и взглянула на покрывало, висевшее в дверном проеме. Ужас охватил мою душу. Ведь покрывало было разорвано до полови­ны. «Я не хочу здесь жить, не останусь больше ни на одну ночь. Давай уедем отсюда немедленно», — шептала я. «Да, милая, конечно, но что же все-таки случилось?» Я рассказала мужу, рыдая, все, что мне пришлось пере­жить этой ночью».

Проделки домового

Мои родители, вселившись в дом, первым делом за­теяли уборку. Отец починил крышу, мама побелила сте­ны, покрасила окна и двери. Неделю спустя она на чер­даке обнаружила среди всякого храма хороший матрац, лежащий в пустом углу. Рядом стоял табурет. Там было темно, все было в паутине и пыли. Только через малень­кое окошечко пробивался слабый свет. В доме было что-то похожее на большую кладовку, внутри которой име­лась еще одна дверь, едва различимая в темноте. Мама взяла спички и открыла ее. В первую минуту она вскрик­нула от неожиданности и захлопнула дверь. Ей показа­лось, что из темноты на нее смотрели два светящихся, как у кошки, глаза. Мама была молодая и не верила ис­ториям про всякую нечисть. Она убедила себя, что все это ей показалось. А когда пришел с работы муж, попро­сила его провести свет в кладовую и на чердак. Через несколько дней, когда все было сделано, она занялась там уборкой. Мама была энергичная, работящая жен­щина, хотя и немного легкомысленная в свои 19 лет. Она смела паутину, подмела и даже вымыла деревянный пол чердака. Весь хлам, мешающий пройти, она сложила в правый угол, а в левом, где лежал матрац, все оставила на своих местах. Она утверждает, что так поступить ей подсказал внутренний голос. Затем рассмотрела чулан в большой кладовой. Дверь, за которой она увидела го­рящие глаза, в этот раз открыть сама не решилась. Под предлогом помочь ей с уборкой попросила об этом мужа. Они отворили дверь и, подсвечивая коногонкой, рас­смотрели, что это, по-видимому, был проход в летнюю кухню. Но хозяева заложили его кирпичом и образова­лась ниша — чуланчик. Здесь лежали старые вещи, обувь, а сверху — поношенное пальто. Все это мать с от­цом перенесли в сарай, а на освободившееся место поло­жили свою обувь в мешке, а на него старое одеяло. Уби­рая старые вещи, мама мысленно сказала: «Кто бы ты ни был, не сердись на меня, я не хотела тревожить тебя. Лишь уберу здесь ненужный хлам и сложу свои ненуж­ные пока вещи. А для твоего удобства кладу взамен паль­то свое одеяло. А теперь до свидания, я ухожу». И с того момента в доме стали происходить невероятные чудеса.

Где-то спустя месяц, ложась спать, мама сказала: «Гос­поди, я так устала сегодня, что сил нет помыть посуду, к тому же воды в ведре нет. Завтра встану пораньше и все сделаю». Утром она обнаружила, что посуда вымы­та и расставлена по местам. Через несколько дней она снова, ложась спать, подумала вслух: «Завтра надо по­раньше встать, наносить две кастрюли воды для стирки и еще два ведра воды для приготовления пищи». Про­снувшись утром, она увидела полные кастрюли и ведра, вода в которых еще колебалась, словно их только что принесли и поставили. С тех пор стоило маме произнес­ти слова о какой-либо работе, как утром все было сдела­но. Она утверждала, что «чудеса» происходили тогда, когда отца дома не было. В основном это были принесен­ная вода, уголь, помытая посуда. Ей и в голову не при­ходило просить о чем-то большем.

 

Иногда мама просила домового разбудить ее утром в определенное время, и он будил, еле слышно говоря на самое ухо и нежно дотрагиваясь до ее плеча: «Пора вста­вать, уже 5 часов» (либо другое время, о котором она просила).

 

Как-то выходила я из кухни. И кто-то сильно меня дернул за рукав. На этот раз я остановилась и, не делая резких движений, повернула голову к рукаву. Что же я увидела? Смешно вспомнить. Мой коротенький рукав был прицеплен к ручке двери. Я поняла, что со мной играет домовой. Потом я еще не раз с ним «встречалась». И факт остается фактом. А одна моя знакомая, которая никогда ни во что не верила, рассказала мне о домовом в доме своей свекрови. Он у нее за спиной всегда шкодил. На столе лежит нож, он его сбросит. Прибор подняли, снова положили на стол явно не с краю. Однако только отвернулись, и результат тот же.

Старики говорят, что домовой начинает шалить, ког­да недоволен хозяевами или когда сам разбалуется. я въехала в новую квартиру и измучилась с электриче­ством: лампочки перегорали каждые 5-10 дней. Элект­роприборы выходили из строя из-за замыкания. И не­возможно было ни одной вилки в розетку воткнуть сразу все искрилось и горело. Две стиральные машинки мне вывел из рабочего состояния. И я сказала: «Ну уж хватит!» Поговорила со своим домовым. Пообещала сладкого и игрушек. А в заключение сказала так: «Ты домовой, но в доме хозяйка я. И если ты будешь мне вре­дить, то я тебя просто вымету!» Все. Все прекратилось, и даже одна машинка сама наладилась.

Долгое время у меня не получалось приучить свою кису ходить «на горшок». Один раз сходит куда следу­ет, а в другой — в угол или на ковер. Хоть умри, и так лет пять. Тут я подумала: «Дай со своим домовым дого­ворюсь!» И я ему пообещала каждую неделю класть каш­ки и молочка. С тех пор моя кошка стала исправляться и ходила всегда по своим делишкам только в установ­ленном месте.

Мой домовой буквально вышвыривал из квартиры ко­тенка, который ему не понравился. Тот очень боялся вы­ходить из квартиры, когда его звали погулять. Но когда открывалась входная дверь, его кто-то будто пинал...


       

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.