::: MagicKey.com.ua
магический ключ
магический ключ

О домовом и другой домашней «живности»

Каким образом «жилец стихийный» под названиями «леший», «водяной», «полевой» становится «домашним чертом»? Вероятно, путем одомашнивания. Кое-что мы уже об этом знаем. У жителей городов есть «приходя­щие няни», а у сельских жителей есть, во всяком слу­чае были, «приходящие демоны».

«Приходящий демон» — это шаг от неограниченной вольности «жильцов стихийных» (лешего обозначают словами «дикий мужик») в сторону домашнего «ге­ния», то бишь домового.

Соответственно домовой, как правило, старик. Не владея речью и находясь на воле в контакте в основном с копытными животными, демон, став домашним чер­том, естественно, находит общий язык скорее со скоти­ной, чем с человеком.

Как пишет Д. Н. Ушаков, домовой «живет на дворе, чаще всего в лошадином хлеву... Имеет больше отноше­ния к скотине, чем к людям. И забота домового о скоти­не является его заботой. Общение с человеком осложня­ется еще и тем, что уж больно человек пугается самого вида косматого демона. На что Сулла был храбрый воин, и то испугался его страшного вида». Таково в самых об­щих чертах биологическое толкование пословицы «От черта отстал, а к людям не пристал».

Даль пишет, что «домовой вообще не злой человек, а больше причудливый проказник: кого полюбит или чей дом полюбит, тому служит, ровно в кабалу к нему по­шел; а уж кого не полюбит, так выживет и, чего доброго, со света сживет. Услуга его бывает такая: он чистит, метет, скребет и прибирает по ночам в доме, где что слу­чится; особенно он охоч до лошадей: чистит их скребни­цей, гладит, холит, заплетает гривы и хвосты, подстри­гает уши и щетки; иногда он сядет ночью на коня и задает конец другой по селу. Случается, что кучер или стремян­ный сердятся на домового, когда барин бранит их за то, что лошадь ездой или побежкой испорчена; они уверя­ют тогда, что домовой наездил так лошадь и не хуже цыгана сбил рысь на иноходь или в три ноги».

Исследователь русского фольклора Билибин замеча­ет, что домовой более знается с мужчинами. Но зачастую бывает, что проказит и с бабами, особенно если они крик­ливы да бестолковы. Следы проказ его нередко видны и днем. Например, посуда вся очутится за ночь в поганом ушате либо сковородники сняты с древка да надеты на рога ухвата. А еще столы, скамьи, стулья переломаны либо свалены все в одну кучу.

Замечательно, что домовой не любит зеркала. Иные даже полагают, что его можно выкурить этим средством из такой комнаты, где он много шалит.

В других местах никто не произнесет имени домово­го. И стараются не поминать или не называть того, чего боишься, например лихорадку. Поэтому домовой полу­чил столько иносказательных кличек, в том числе по­четное звание дедушки.

*****

Домовой не любит, если в его владения вторгаются, не спросив. Например, если кому-либо постороннему приходится ночевать в чужом доме, то он должен обратиться к домовому с такими словами: «Дедушка, сосе­душка! Пусти меня переночевать!» В противном случае домовой может делать зло человеку, давить его может или выгнать вон из избы среди ночи.

*****

Особенно домовой не любит пьяных. Если пьяный ночует в чужом доме, не спросив согласия на то домово­го, то последний обязательно его выгонит вон. Случаи такие бывали, и человек или замерзал на дворе, или ноги и руки отмораживал, если это было зимой.

*****

Еще рачительней, чем о хозяйском доме, домовой за­ботится о живущей с ним в хлеву скотине, ведь недаром он «скотный кормилец». Домовой, если любит лошадь, или корову, или овец, ворует у хозяев сено, когда те пло­хо кормят скот, и дает его скоту. Случается и так: у хо­зяев вовсе нет сена, скот стоит голодный. И домовой от­правляется уже в чужой двор, где есть сено. И ворует его для своего скота. И случаются драки между домовы­ми. И чаще всего из-за корма скотине, который они во­руют друг у друга. Чужие домовые воруют корм у скота, поэтому крестьяне их и замечают.

Домовой, рассердившись за что-либо на хозяйку, вы­даивает у коровы молоко. Хозяйка, выходя во двор или в хлев за тем же, очень часто видит его. Но как только до­мовой завидит хозяйку, моментально скрывается. Выда­ивает, конечно, не в месть хозяйке, а из любви к молоку.

*****

В домашних условиях нежить не изменяет своей при­рожденной скрытности (все-таки к людям-то не при­стал). Вместе с тем, как и люди, домовые бывают более или менее общительные, с более или менее выраженным чувством собственности и территориальной неприкосно­венности. Есть домовые-одиночки, есть общительные, пускающие во двор гуменника, сарайника, конюшника. Домовой лешему ворог, а полевой знается и с домовым, и с лешим.

Многое в поведении демонов нас удивляет, еще боль­ше забавляет. В то же время современный человек, осо­бенно городской, плохо представляет себе самочувствие сельских жителей, веривших в реальность «домашнего черта». Обитатели дома, если выходят ночью во двор к скотине или по другим надобностям, непременно долж­ны откашливаться; иначе на человека может наткнуть­ся один из родственников домового — так называемый «дворовой».

 


       

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.