::: MagicKey.com.ua
магический ключ
магический ключ

Родственники домового

Зачастую в легендах и древних сказаниях приводят­ся советы по обращению с этими созданиями, а также примеры вполне мирного сосуществования или отчаян­ной борьбы.

Как же народ разделил все сферы влияния этих впол­не миролюбивых (за несколькими исключениями) су­ществ?

Банник хозяйничал в бане, хлевник — в хлеву, овин­ник — в овине.

Домовой сидел за печкой и следил за членами семьи. Именно он не пускал в дом злые силы и выполнял по­сильную работу. А крепко разозлившись, мог организо­вать провинившимся хозяевам и небольшой полтер­гейст.

Но вот на выходе из дома или двора человека поджи­дали русалки, ночницы, лесовики.

Кикимора

Уже в начале XIX века кикимора представлялась в народе, его пословицах, поговорках и сказаниях по-раз­ному: и как хозяйка избы, и как жена домового или ле­шего.

Видели ее чаще в виде уродливой старухи маленько­го росточка или же уродливой девки с длинными чер­ными волосами, белым лицом и черными глазами.

А старые люди рассказывали, что она «так мала и суха, что не выходит на улицу, боясь быть унесенной ветром».

«Кикиморой одноглазым» в той же Вологодчине на­зывали камень с отверстием («куриный бог»), который подвешивали в курятнике для охраны птиц от кики­моры.

Сама же кикимора может жить не только в доме, но и в бане, в хлеву, на гумнах, в курятнике, в любых в пу­стых, заброшенных строениях и даже в кабаке. Чаще всего кикимора по мелочам вредит обитателям дома. Однако иногда И помогает хозяевам, предупреждает о надвигающейся беде. Если грядут несчастья для них, то кикимора тогда выходит из подполья и начинает завы­вать в печной трубе или просто плачет.

На святках кикимора рожает детей. Новорожден­ные кикиморята вылетают в печную трубу на улицу, где и живут до Крещения. Их в народе прозвали шули­ку нами.

 

   *****

Для того чтобы избавиться от кикиморы, углы (если дом частный, то и печь) обметают веником с молитвой «Отче наш»-. Затем окуривают ладаном и говорят: «Выходи ты, кикимора домовая, из горюнища дома скорее, а не то задерут тебя калеными прутьями, сожгут огнем- полымем, зальют черною смолой».

*****

Если вы получили 13 писем, или 13 поздравлений, или 13 этв, то это недобрый знак — возможно, продел­ки кикиморы. В таком случае вам нужно идти пешком в церковь (обратно можно ехать) и там ставить одну све­чу за здравие своих врагов, вторую — за здравие недо­брожелателей и одну — за собственное здравие. Когда станете выходить, пожертвуйте на нужды храма такое количество пятаков, сколько на этот день вам исполни­лось полных лет.

 

*****

Чтобы не появилась такая напасть в вашем жилье, помогут простейшие обереги.

Ветка с ягодами калины, подвешенная в спальне, рябины — в прихожей, коса чеснока, помещенная на кухне, защитят от этой нечисти. Одно условие — вам вывешивать эти обереги нужно в любое время, но толь­ко на убывающей луне.

Если же кикимора была подселена вам, то соверши­те такой ритуал.

Вначале, на убывающей луне, в любой день, но в пол­ночь, вам следует поджечь в курительнице веточки вишни или яблони и насыпать на них немного ладана. В фарфоровую чашку налить немного слегка подсолен­ной родниковой воды.

Возьмите колокольчик. Начав с порога, обходите свое жилище по часовой стрелке, окуривая каждую комна­ту ладаном.

 

Банник

По некоторым старинным приметам, нельзя строить баню на месте сгоревшей, а то и она сгорит. Но если в тесном дворе возникает такая необходимость, то перед постройкой бани нужно прочесть заговор от сгоревшей земли. А под порог новой бани нужно положить перья от черной курицы, говоря при этом: «Банник-хозяин, возьми перьев себе, держи беду на замке. Аминь!»

И только после этого, встав на место бывшей бани, уже читают такой заговор: «Матушка Пресвятая Бого­родица, пепелище убери, место благослови на житье- бытье в счастье и достатке. Аминь. Где горело да потух­ло, больше не гореть, угольям не тлеть. Да будет так, а не иначе. Да будет так, Аминь!»

На закате солнца читают: «Матушка Богородица ве­лела: „Не строй дом, где земля горела".-Согну я свою спину пониже, подойду к ее престолу поближе. Благо­слови мое застройное дело и всякое живое тело. Кто в этом доме будет жить, тот Богородицу будет чтить. Во имя Отца, и Сына, и Свя1того Духа. Аминь!»

*****

Кстати, обратите внимание на магические рекомен­дации для любителей бани.

 

Полевик и компания 

Считается, что время любой нечистой силы — это ночь и сумерки. В большинстве случаев это соответству­ет истине, однако есть исключения из этого правила.

Это — существа, представляющие опасность именно в дневное время: полевик, межевик, полуденница.

Как выглядит полевик? Этого уж точно не знает ник­то. Что-то вроде травяного кокона. Но иногда является в образе белуна или белобородого старичка в белой ру­башке, из носа которого на бороду свисают длинные- предлинные сопли. Вы можете поморщить нос и проворчать: «Фу! Какая пакость!» Да, такова первая реакция па эти сопли. Однако белун может еще и попросить, что­бы ему сопливый нос человек рукой вытер. И вот кто не побрезгует и вытрет его сопливый нос, у того в руке при­горшня серебряных монет окажется. А белун исчезнет без следа. Бояться его нечего. Воевать с ним нельзя. Про­сто лучше не гневить и соблюдать все его правила. А пра­вила простые — в поле не спать и хлеб не топтать.

В черноземных районах на одно поле четыре полеви­ка приходится. А вот там, где земля скудна, бывает, что на четыре поля — один полевик.

Если полевик благоволит к хозяину, то будет посевы его лелеять. А иногда может за стогом спрятаться да и что-нибудь важное предсказать. Ведь все они, нечистые, отчего-то хорошо наше будущее знают. Не знаем, как нынче, в эпоху технического прогресса и «железных коней» — хлебоуборочных комбайнов, — а раньше по­левика уважали и даже побаивались. Еще бы! От него полностью зависел почти весь урожай. Ведь если рассер­дится полевик, то и земля не родит, или хлеб весь на кор­ню засохнет, или борона сломается, или конь заспоты- кается. В общем, опасно ссориться с ним. И поэтому

полевика старались всячески умилостивить, оставляя ему подарки. Для этого темной ночью клали в овраг не­сколько яиц и петуха, непременно безголосого и укра­денного у добрых соседей. То есть у врага нельзя было красть петухов для полевика, ведь тот мог обидеться за такое негодное приношение. Голосистых петухов поле­вик, как и большинство нечистых, на дух не выносил. Да и выпросить петуха было нельзя. Полевик известен своей честностью. И поэтому считает отчего-то, что если о подарке кто-то знает, кроме самого дарителя и поле­вика, то, значит, это уже не подарок, а простая взятка. Одним словом, сложное и хлопотное было дело — ода­ривать полевика. А вот не одарить, не уважить, так мо­жешь всего урожая лишиться.

Чтобы задобрить полевика^ в ночь новолуния выйди­те на свежевспаханное поле. Не забудьте, вступая на поле, принести дары полевику (монетки, зерна, хлебные крошки). Уйдите в поле подальше, утопчите себе неболь­шой кружок для работы, зажгите в нем четыре свечи по сторонам света. Затем обратитесь к четырем ветрам по сторонам света с просьбой дать вашему дому защиту: «Северный ветер, дай свою силу для охраны от воров, завистников, ведьм, недобрых людей! Восточный ветер, помоги защититься от болезней, мора и голода! Южный ветер, дай свою поддержку в охране от холода, бедности, уныния! Западный ветер, помоги сохранить мир и по­кой в доме, сохрани от ссор и разногласий!» Оставьте свечи догорать и уходите не оглядываясь. На следующий день в полдень вернитесь на поле, на место ночного ри­туала, обратитесь опять к ветрам (так же) и скажите, что пришли за просимым. Повернитесь лицом к северу и идите по полю прямо на север, пока не увидите под нога­ми любой камень подходящего размера. Возьмите его и возвращайтесь в круг по своим следам. Положите кадня. А там за него уже возьмется полуденница доволь­но жестокая хозяйка поля. Она появляется в облике высокой старухи в белой рубашке, с длинными распу­щенными волосами, или девушки тоже в белом, с моло­тыми, как спелая рожь, косами. В полдень ходит они по полю и высматривает тех, кто не прервал работу и не ушел в тень на положенный отдых. Если замечает тако­го человека, подкрадывается сзади, хватает за голову. И начинает крутить ее до боли в шее и в затылке, до рези в глазах. А то и просто оглушает ударом так, что у чело­века кровь из носа идет. И он еще много дней не может выйти в поле. Врачи такое явление солнечным ударом называют, прописывают много питья и постельный ре­жим. Иногда, если полуденница бывает в добром распо­ложении духа, она ограничивается только игрой. Зага­дывает человеку загадки, пока у того голова кругом не пойдет.

У соседей наших, поляков, даже присказка есть, ког­да говорят о надоедливом человеке: «выспрашивает, как полуденница». Но в любом случае никто и никогда от полуденницы в крепком рассудке и добром здравии не уходил. Обязательно ущерб нанесет, такая уж у нее на­тура. Не щадит эта дама даже детей. С ними поступает еще хуже, чем со взрослыми. Заводит в такую даль, от­куда ребенку до дома не добраться, да еще и памяти ли­шит, так что он и спросить не сможет, куда идти. Так и бродит несчастный до вечера. А когда солнце сядет, чары полуденницы исчезают. Иногда, правда, она проявляет дружелюбие и даже помочь может тем, кто не по своей воле в полдень в поле оказался, трудится и закон нару­шает. Полуденница каким-то образом знает — для себя человек работает или по принуждению. Если не по сво­ей воле, то встанет рядом, и работа в два раза быстрее пойдет. И так до самого заката. С полуденницей, как и с полевиком, лучше не воевать, а в поле в полдень не ра­ботать.

Хут 

В белорусских сказках и преданиях черт, или хут, выглядел не таким уж грозным князем тьмы, как его представляют служители христианской церкви. А этот дух так, скорее мелкий пакостник. Этот дух то бобы или кашу из горшка украдет, то скотину пасти помешает, распугает, то дорогу запоздавшему путнику неправиль­но покажет, заставит покружить до первых петухов. Вот поэтому за его мелкие пакости люди его и недолюблива­ли. И боролись с ним по-простому: поймают и отлупят. Ато просто-напросто побреют. Впрочем, случалось, что некоторым хут и люльку качал. Если у кого-то на чер­даке заводился вот такой миролюбивый хут, то это уже почиталось за большую удачу.

Ведь он, в благодарность за жилье, исправно помо­гал по хозяйству. И вдобавок тащил в эту хату все, что мог. Это могли быть и снопы с чужих полей, и золото из неизвестных людям кладов. Но взамен хут требовал к себе уважений и вкусной еды, например яичницы. А вот обижать его было себе дороже. Ведь этот дух мог запрос­то дом поджечь.

*****

Известна и другая версия легенды о хуте.

В народе говаривают, что это существо обитает в ле­сах и очень зловредное. Может так заплутать путника, что человек или в болото угодит, или в медвежью берло­гу. Этот рассказ записан с чужих слов, и правда это или байка — судить вам, читатели. Как говорят в народе, за что купил, за то и продаю. Что услыхала — вам пере­сказываю. А рассказал мне это старик, когда я была еще девчонкой. Дело было до революции. Он был страстным выпивокой. И перед Пасхой пошел в другую деревню, чтобы там у кабатчицы купить вина. Когда возвращал­ся домой, не утерпел да и выпил полштофа. Шел он, шел, а из кустов ему дикий хут дорогу перегородил. Мужик выпивши был изрядно. Не зря же говоря;т, что пьяному море по колено, да в ложке может утонуть. Он расхраб­рился и кричит:

—    К чему же ты в лесу?

Хут от его наглости опешил:

—   Ну, это мое дело, почему я в лесу, а ты чего шля­ешься, меня беспокоишь?

—  Я сам по себе, иду дорогой.

— А погляди-ка под ноги. — Осмотрелся мужик и видит, что вместо дороги ничего нет, а из ничего только тор­чит хвост петушиный и лапа. Так хут ему глаза отвел.

—    Так, — грустно сказал мужик, — значит, прихо­дится мне пропасть. — Сел и начал разуваться, снял по­лушубок. Хут подскочил да как завопит:

—  Как же я тебя, дурака, загублю?

А, чего там, губи! Знать, судьба моя такая!

— Больно ты, как я погляжу, покорный.

—  Покорный, — засмеялся мужик, — страсть, что хочешь, то и делай. — Хут куда-то убежал, пошептался с кем-то, прибегает и говорит:

— Давай разговляться, подставляй шапку, — повер­нулся к мужику и снес в шапку яйцо.

— Хорошо, — сказал мужик, — давно бы так. — Ста­ли яйцо делить. Мужик хуту и говорит:

—Ты бери нутро. Голодно, чай, тебе в лесу-то, а я ше­луху пожую. — Ухватил хут яйцо да и разом сглотнул.

— Теперь, — говорит хут, — ну-кась вино пить.

— Вина у меня малость на донышке. Я уже выпил и так изрядно. Так что пей один. — Хут выпил вино, а му­жик снеговой водицы хлебнул. Охмелел хут, песню орет без толку. Прыгать стал с ноги на ногу, шум поднял по лесу, трескотню.

—  Пляши и ты, мужик. — Завертел его хут да так поддал крылом, что очутился мужик около своего хле­ва. По самые что ни на есть по уши в навозе. Пришла баба корову доить. А на дворе уж рассвело.

— Это ты так, мужик, за вином всю ночь ходил? Про- гулял, небось, все деньги в кабаке.

—  Ни-ни, — говорит мужик, — маковой росинки за ночь во рту не было. Это меня хут дикий путал да по все­му лесу водил.

— Хорошо, — говорит баба. — Вылезай из навоза! Ну- ка повернись, что это под тобой? — Посмотрела, а у му­жика из дырявого кармана сыплются царские червон­цы. — Откуда это у тебя? — Стал мужик думать.

—  Вот это что, — говорит. — Хут это меня шелухой кормил! А это червонцы оказались! — И поклонились му­жик да баба лесу и сказали:

—  Дикому хуту — спасибо. Дай Бог ему здоровья. — После того мужик бросил пить.

—             Зарубежные

—             Оказывается, у нашего вполне мирного домового-до- моеещ есть много зарубежных родственничков, которые проживают во многих странах мира.

—             Гоблины

—             Во Франции водятся гоблины. Это — маленькие, стрйшнетшш, вредные и озорные духи. Они выбирали себе? лом и, под настроение, то помогали, то досаждали его обитателям.

—             Вообще-то, они жили в гротах. Однако их очень при­влекали дома, где были красивые дети и много вина. Все- Штнтсъ туда, они помогали в ночное время по хозяй­ству и приучали к дисциплине'детей. Но иногда эти кшредскшуемые «золушки» вместо того, чтобы зани- шшшя домашней работой, принимались будить всех, Рршш кастрюлями, двигая мебель, колотя в стены и две­ри и даже выдергивая простыни из-под спящих людей. Выжить их было до смешного просто: надо было несколько ночей подряд разбрасывать по иолу на ночь льняное семя. Духам быстро надоедало его убирать, и они иска­ли более гостеприимных хозяев.

—             Гоблины схожи с брауни, домашними духами Анг­лии и Шотландии, нашими домовыми и немецкими до­машними кобольдами. В саксонской традиции есть до­машний кобольд — «пивняк», живущий в винном погребе. В обмен на ежедневную кружку пива он моет бутылки и кружки.

—             Нокеры и томминокеры

—             В Англии в шахтах жили и работали дружелюбные духи — нокеры.

—             В Америке — томминокеры. Эти трудолюбивые су­щества вкалывали ночи напролет. Они имели прочную связь с богатыми рудными месторождениями, жилами. Шахтеры были очень внимательны к тем местам, где раздавались постукивания нокеров. Говорят, что кроме постукиваний иногда слышали хохот нокера и звук его шагов.

—             Нокеры помогали шахтерам в беде. Так как эти со­здания не переносили знак креста и обижались на свист, то работники.шахт избегали отмечать что-нибудь крестом, а свистеть в шахте означало Накликать непри­ятности.

—             Злые кобольды жили в шахтах. Их основным заняти­ем было мешать шахтерам, вызывая аварии и обвалы.

—             Боуги и пуки

—             В Англии водились злые боуги, разгуливающие как группами, так и поодиночке. Они имели страсть к раз­ного рода пакостям и особенно любили пугать детей. В их отсутствие родители сами частенько пугали своих чад, угрожая позвать боуги, если детки не образумятся.

—             Чем-то аналогичным была пука из ирландского фоль­клора. Пука при хороших отношениях с хозяевами при­бирала ночью в доме и даже работала в саду. Пука также нападала на        могил.

—             Келпе

—             Шотландский злой водяной дух — келпе — обитал в каждом озере, речке и даже ручье. Почему-то он появ­лялся в этих местах в виде лошади. Увидеть келпе зна­чило утонуть, и ничто не могло отвратить грядущей тра­гедии.

 

Бука с незапамятных времен кельтские рыбаки старались поддерживать хорошие отношения с морским духом букка. Они оставляли ему на песке часть улова. В риту­ал входило также бросание кусочка хлеба через левое плечо и оплевывание глотка пива на землю. Умиротво­ренный букка помогал им, а недокормленный — только мешал.                                              

 

Гремлины 

—             Легенды двадцатого века рассказывают о современ­ной высокотехнологичной разновидности домовых. В британской военной авиации во время Первой миро­вой войны завелся маленький надоедливый дух гремлин (название позаимствовано из сказок братьев Гримм). Летчики Королевских военно-воздушных сил сообщали о том, что они видели в своих самолетах неясные, похо­жие на гоблинов, привидения.

 

Гремлины поселились на военных и гражданских само­летах по всему миру. Как правило, они дружелюбны, однако имеют обыкновение шалить, устраивать для лет­ного экипажа некоторое подобие полтергейста. Утверж­дают, что они весьма сведущи в технике, метеорологии, технологии и аэродинамике. Баловство гремлинов не со­всем безобидно: они выпивают топливо, проделывают дыры в самолете, замыкают электропровода, отсоединя­ют топливные шланги. При неудачной посадке летчики частенько обвиняют гремлина. Утверждают, что гремлины появляются и на заводах. Им нравится жить сре­ди людей и не давать им покоя.


       

Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.